Назад

Развитие организации

 

Эскиз желанного будущего: как помочь ребятам его создать и осуществить Опыт работы по новым ФГОС гимназии № 5 г. Чебоксары



03.02.2018

Новое время требует новых результатов образования. Вузы рады лишь тем выпускникам, которые умеют самостоятельно учиться, перерабатывать информацию. А для этого надо перестраивать работу школы.

Гимназия № 5 города Чебоксары начала со старшей ступени, и, осваивая требования ФГОС, реорганизовала весь школьный уклад. Директор гимназии Инна Владиславовна Исаева рассказывает об опыте введения ФГОС: какими должны быть основные шаги руководителя и на что управленцу важно обратить внимание.


Не школяры, а будущие профессионалы

Сегодня, подводя итоги десяти лет инноваций, Инна Владиславовна отмечает, что ключевое изменение заключается в том, что старшеклассник выбирает себе учебный план и организует индивидуальный маршрут. А значит, школа должна создать условия для выбора ребенка. И начинать нужно с оценки кадрового ресурса: кто из учителей может организовать сопровождение ученика.

Это близко к тьюторской деятельности — сопровождения в выборе стратегии будущего. Много общего и с наставничеством, с работой хорошего классного руководителя, который видит не только высокий результат ЕГЭ, но, скорее, выстраивает перспективу дальнейшего вузовского обучения. Например, сопровождая старшеклассника, который выбрал медицинский профиль, педагог ориентирует его не только на подготовку по химии и биологи. Наставник работает с образовательной стратегией целиком: через осознавание своих сильных и слабых сторон, формирование желаемого образа будущего, подбор ресурсов для движения к точке цели, опробывание разных тактик (олимпиады, стартапы, проекты, экспедиции, рефлексию результатов и подбор новых ходов) — все это лежит в инструментарии сопровождающего. Это становится их совместной задачей: ученика и наставника — просчитать, что в начале профессионального образования будущему студенту понадобится и физика, и компетенции из области права либо что-то другое.

Инна Исаева с вполне оправданной гордостью рассказывает: «Подобная позиция позволяет расширять кругозор будущего профессионала. В последние годы мы иногда слышим о том, что старшеклассники предельно суживают свой образовательный спектр до набора предметов, по которым будут сдавать ЕГЭ. Нашей школе, к счастью, удалось уйти от этого риска.

Наши ученики, делая выбор, сосредотачиваются не только на наборе предметов, но и на форме получения образования. Например, старшеклассник может выбрать очное посещение, очно-заочное или самостоятельное. Пользуясь этой системой, ребенок, выбравший медицинский профиль, при самостоятельном изучении обществознания может попросить лишь о консультациях. А химию и биологию будет изучать очно. В этом случае оплата труда педагога осуществляется за счет стимулирующего фонда.

Можно также предложить дополнительные платные услуги в случае, если выбор учебного плана превышает количество часов".

Школа целенаправленно работает на то, чтобы не перейти в формализацию выбора предметов на сдачу ЕГЭ. Ведь ФГОС предусматривает перспективный взгляд на стратегию будущего и предъявляет требования к качеству выбора ученика.

Новые функции педагога

Подобное устройство старшей школы дает новый взгляд на организацию основной ступени. Прежде всего, необходимо оценить, насколько педагоги основной школы — по образцу старшей — могут сопровождать учеников с учетом их возрастных особенностей. В школе есть заместители директора, которые работают с наставниками и определяют их функции. Наставник занимает партнерскую позицию, владеет управленческими технологиями, организует ресурсы и возможность выбора. Помимо традиционных обязанностей классного руководителя наставник в пятых-шестых классах должен организовать процесс выбора курсов, проследить, какие выбраны творческие пробы, зафиксировать продвижение детей, донести информацию до родителей.

В восьмом добавляются в процесс образования включаются игротехники.

Они в формате стратегических сессий моделируют ситуацию выбора, вызова, выработки стратегий будущего. Родители и эксперты с разных производственных площадок присоединяются к поддержке профессионального самоопределения. Они напоминают о целенаправленном движении к будущему, помогают увидеть ресурсы.

В десятых и одиннадцатых школа отказалась от классно-урочной организации учебы. Старшеклассники объединяются в индивидуальные группы по принципу выбора предметов. Классы, учившиеся прежде вместе, сохраняют лишь эмоциональную связь и встречаются только на общих событиях. А группы сопровождаются наставниками углубленных предметов.

Например, 15 человек группируются около учителя физики. И его задача — не просто готовиться к ЕГЭ, а четко видеть формат развития участников группы.

Картины мечты

В пятых и шестых классах, а они в гимназии самые младшие, так как нет начальной школы, предметом сопровождения становятся познавательные мотивы и потребности учеников, выход на осознавание и управление собственным индивидуальным прогрессом. Уклад школы таков, что ребенок в разных текстах, событиях, исследовательских лабораториях, творческих пробах непременно находит что-то привлекательное для себя.

Что такое творческая проба? Это педагогическая технология, создающая площадку для работы с выбором, погружения в материалы разного уровня сложности и форматов, для аналитики своего образовательного движения. А также для последующего диалога с учителем, родителем и принятия взвешенного решения при формировании своего Индивидуального учебного плана в 8−9 кл. В основе этой технологии лежат различные тексты, разработанные всеми предметными кафедрами, именно поэтому эта технология — это еще и вызов для педагогов: как подобрать материал, мотивирующий детей, проявляющий их способности, работающий с мышлением, вызывающей творческую мысль и т. д. Ребенок, начиная с 6 по 8 класс, выбирает себе предметные пробы по две в каждом полугодии и работает с ними в своем темпе. В итоге у каждого набирается 12 разных проб или динамика в одной пробе (предметной области или предмете, если ученик выбирает ее сознательно несколько раз) и в рефлексивных дневниках дети отмечают, что с ними произошло, в чем заключается индивидуальный прогресс. Например, каким был прирост решенных в тесте задач.

Педагоги на опыте поняли, что чем больше младший подросток включен в ситуацию выбора открытых образовательных ресурсов, тем более органичным и осознанным станет его выбор в старших классах. Ведь одна из основ любого выбора — ответ на рефлексивный вопрос «интересно ли мне это?».

Заинтересованность находит отражение в портфолио ученика. Это такой диагностический инструмент, пользуясь которым и сам ребенок, и родители могут видеть картину его образовательных интересов.

В седьмых-восьмых классах начинается минимальная дифференциация групп, работающих в курсах по выбору. Идет работа в исследовательских лабораториях, подростки делают первые пробы в профессиональных направлениях: театр, журналистика. После таких пробных шагов на родительских собраниях в параллели происходят локальные встречи, где дети рисуют свою мечту. В школе это называют стратегией «вброса в мое будущее».

Когда родители видят воочию планы подростков, реакция бывает очень разной. «У семьи часто уже сложились планы на дальнейшее образование ребенка, которое с ним самим обсуждается крайне редко, — рассказывает Инна Исаева. — И вдруг представления родителей сталкиваются с мечтой их ребенка. Например, семья медиков уверена, что сын продолжит династию, а он мнит себя режиссером. Если в результате появляется разрыв, семья начинает работать с выбором, и помогает ей в этом тьютор. Для нас важна эта позиция, поэтому приходится изыскивать возможность для ее обеспечения, не смотря на сложности со ставками».

Долгосрочный положительный эффект такого вброса подтверждают, в частности, выпускники прежних лет. Они благодарят за опыт «стратегирования своего будущего»: он дает возможность после окончания школы обоснованно строить планы, оценивать ресурсы и привлекать недостающие.

«Анализируя рисунки мечты, мы отмечаем, что в них есть «я» и «я хочу», а что он делает на пути к своей мечте, семиклассник пока не может отчетливо сформулировать, — говорит Инна Владиславовна. — Движение в этом направлении начинается в восьмом классе. Позже, в старшей школе у нас организована профильная практика, чтобы выпускники могли примерить выбранную профессию. Восьмикласснику мы только начинаем задавать вопросы о том, что он сам уже начал делать или планирует попробовать: экскурсия на предприятие, первые любительские съемки…

Мы знаем, что выбор при погружении в профессию становится более точным и осмысленным. Как в сторону «да, это мое», так и в противоположную — «нет, этим я никогда не буду заниматься».

Создавая ситуации вызова

В седьмом — восьмом — девятом классах подросток проявляет наименьший интерес к учебе за все школьные годы. Спад помимо физиологических причин объясняется тем, что дети не понимают, зачем прикладывать столько усилий. Хотя бы отчасти подправить мотивацию школа может, возвращая подростку его же, самый главный в эту пору, вопрос: кто он? куда хочет двигаться?

Старшеклассники осваивают жанр индивидуальных проектов. Например, в компьютерной специализации практически все пишут свои бизнес-проекты. А будущие менеджеры организуют различные события, в том числе и взаимодействие с детьми-аутистами.

В старших классах нам приходится иметь дело с дифференциацией углубленных и базовых предметов, на которые школьникам хочется махнуть рукой.

Чтобы переломить эту тенденцию, мы не признаем приоритет оценок по ЕГЭ, а устраиваем экзаменационную сессию, связанную с базовыми предметами.

Школа должна погружать учеников в поле разных дисциплин. При этом ребенок, осваивая базовые предметы, осознает исторические процессы, культурные, социальные, умеет работать с текстами, имеет представление о явлениях, которые влияют на его жизнь. Ведь будущий историк должен представлять, как работает его организм, а биолог — знать основы правовых отношений. Наставник в этой ситуации создает ситуацию вызова, не снижая градуса ответственности за базовые предметы. Для этого в старшей школе создана технология «Базовой сессии» для 10−11 классов, которую пройти, без четко сформированной картины мира (научной или философской), не так легко. Ученики сталкиваются со своими реальными дефицитами: технари не могут объяснить ценности и актуальность научного открытия, а гуманитарии — перевести в текст в схему и т. п. На этой сессии они получают ответ на вопрос, зачем физику история. Задача наставника, хорошо зная своих подростков — сделать эту сессию эффективной и отследить движение старшеклассника в его динамике в индивидуальном учебном плане. Причем, на 95 учеников может быть в один год три наставника, в следующем — пять.

Мы все больше убеждаемся, что, во-первых, учитель, как менеджер, организует продвижение ученика. И процесс этот должен быть осмыслен учеником с трех точек: зачем делаем? Что делаем? Как делаем? Педагог проектирует смысловое поле образования, технологические инструменты и критериальные оценки.

Семья — особый объект сопровождения

Иногда нащупать интерес ученика бывает довольно трудно. Большому количеству детей ничто не кажется увлекательным. Инна Исаева называет это явление «социальным ожирениием»: ребенка окружает большое количество интеллектуальных, социальных ресурсов, но они не востребованы. Инна Исаева: «Предположу, что благополучные семьи, где воспитываются такие дети, всячески избегают проблем, противоречий, любого напряжения. Поэтому школе приходится создавать ситуации неудовлетворенности, чтобы побудить ребенка к действию. И, параллельно, брать на себя функцию сопровождения семьи.

Диалог с родителями — целое искусство, здесь нужно точно формулировать вопросы и ответы. Помнить о эффекте красного карандаша и зеленого. Красный оценивает и поучает, вызывая отторжение. Зеленый подчеркивает сильные стороны и побуждает к их развитию.

Говоря с родителями о будущем, мы хотим сделать из них союзников в поддержке их детей. Причем, стараемся донести до них мысль о том, что мы учим не физике, а физикой; не литературе, а литературой. То есть, помогаем получить навыки освоения разных областей, умения работать в нестандартной ситуации. Почему мы придаем такое значение выбору? Если человек попадает в проблемную ситуацию, он должен уметь ее оценить, выйти из нее и начать другое действие. Выпускники нашей школы рассказывают, как поступали в один вуз, понимали, что им интересна другая сфера, шли туда — и все это без трагедий и срывов".

Чтобы ребенок не попал в ловушку ожидания семьи, школа берет на себя работу с амбициями родителей и с их переживаниями, связанными с неопределенностью будущего.

В том числе, организован клуб «Школа эффективного родителя», где наставники рассказывают, как работать с выбором ребенка, как помочь с ресурсной картой.

Часть знакомства с желаемой профессией предлагают провести родителям, например, устроить экскурсию на работу — свою и своих друзей. Пусть подросток посмотрит, из чего состоит рабочий день юриста, например, что ему нужно уметь. И соотнесет со своими навыками и школьными успехами.

Иными словами, школа старается повернуть родителей к судьбе ребенка, чтобы они помогали ему с ресурсом, а он мог проектировать будущее в условиях меняющейся жизни. Педагоги предлагают родителям, которые мечтают о переезде ребенка в мегаполис, задуматься о том, насколько это оправдано, хватит ли ему социальных навыков. И вообще, чего в таком устремлении больше — удовлетворения своих амбиций или заботы о благополучном будущем ребенка.

В заключение напомним: возвращаясь к стандартам, можно сказать, что они говорят не просто об организации учебного процесса. И всем руководителям школ, необходимо задуматься, что мы преобразуем, вводя ФГОС. Может быть так организовать уклад основной и старшей школы, чтобы научить детей определяться в своем будущем и управлять им?

 

Ваша оценка публикации:         Общая оценка читателей:     1    0