Назад

Развитие организации

 

март 2018, Светлана Камка

Камка Светлана Васильевна, кандидат педагогических наук.
директор МБОУ СОШ № 107, г. Екатеринбург



12.02.2018

Для меня на первое место выходит безопасность, причем безопасность в широком смысле слова, то есть защита ребенка. Где ее взять? Как ее привить? Ведь сейчас очень много угроз как физическому, так и нравственному здоровью человека.


Во-первых, это информационная безопасность, особенно интернет-безопасность. Мир движется только вперед, становится информационным, технологическим, постоянно появляется что-то новое. И здесь уже не помогает тот опыт, тот фундамент, который у нас за плечами, — надо смотреть куда-то вперед, на 20, на 30 лет, просчитывать варианты, видеть, как меняется мир. От этого зависит, чему нам надо учить наших детей прежде всего, чтобы они не попадали в какие-то сложные, опасные ситуации. Меня в этой области интересуют методы, способы организации пространства — это новая знаковая система, новая семиотика. Мы отражаем уже какие-то другие вещи совершенно. Я боюсь, что в этом и есть самое главное противоречие нашей системы образования.

Во-вторых, это видение собственной судьбы, собственных возможностей. Надо научить, подсказать, как использовать широкий океан возможностей и как не потеряться, куда плыть. Где они, эти ориентиры, и кто их должен задавать, как их надо задавать? Это все наша задача.

Ну и в-третьих, это, конечно же, личная безопасность. Сейчас много угроз непосредственно жизни ребенка. Смотрите: терроризм, межнациональные конфликты, синие киты (суициды). Конкретно мы Беслан можем вспомнить. Вот как защищаться сегодня? Мы устали от вечного конфликта. Родители современные очень конфликтные, у них свои представления о том, что и как они хотят видеть, и никак не идут на компромиссы. Все конфликтуют со всеми, нет мира! Хочу мира! Мы запустили проект «Словарус», курс социокультурной адаптации для детей мигрантов и дошли с ним до финала «КИВо-2017». Наша миссия — «Мир без конфликтов».

Вообще, главное в школе — люди, атмосфера. И не только я так считаю, а все мои коллеги. Атмосфера, а не бесконечное ужесточение всяческих разных правил, норм, законов, не запреты.

У нас же запрещено почти всё. Антитеррористическая программа — запреты: «Ворота закрыть!», «Камеры повесить!». СЭС — «Детей кормить!», «все обязаны», «все по одной цене», все в ряд, все отрядом. Понятно, что все это делается с благими намерениями, для той же защиты ребенка. Получается, что они думают о безопасности, и я думаю о безопасности. Но у нас принципы другие. Мы, педагоги, думаем о том, как эти запреты перевести в совершенно другое — в ценностные ориентации ребенка, чтобы он сам не делал этих поступков, по собственной воле, а не потому, что это запрещено извне. Вот мы о чем должны думать!

Я этим занимаюсь в рамках маленькой школы, благо, меня спасает второе здание — мы там теремок устроили: и логопед там у меня, и игротехники, в общем, мы пытаемся, при отсутствии ресурсов, заметьте. Вот у меня школа на 275 человек, а пришло сейчас — 668. Работаем в две смены. Классы по 30 человек, в малюсенькой школе — маленький гардероб. Мы должны в этом маленьком Китае научиться жить без конфликтов, научиться решать вопросы. Для меня сейчас эти компетенции первые.

Я хочу, чтобы образование было творческим процессом, индивидуализированным процессом. Тема нашей программы развития была: «Школа — это персонификация образовательной среды». Я готова действовать, лететь в информатизацию, в новые способы, в дистанционные технологии, при сохранности, естественно, человеческих отношений. Есть желание и силы что-то делать, а ресурсов нет. Нет компьютеров, нет гаджетов. А без них сейчас никак.

Система на сегодняшний день сильно разбалансирована, потому что у людей новые требования, прогрессивные взгляды, в том числе у директоров, и при этом сложно что-то сделать, просто нет условий для этого.

 

Ваша оценка публикации:         Общая оценка читателей:     5    0